Жизнь в стиле Forex Club

Рассказ Тиребе Харене был представлен на литературный конкурс, проводившийся компанией Forex Club в 2008 г. Тема конкурса была такая же, как и название этого рассказа. По условиям конкурса, не было ограничений ни в объеме, ни в жанре, ни в отношении автора к биржевой игре — принимались также и материалы с негативным отношением к трейдингу.

Когда я говорю, что я на Форексе с 1996 года, все смотрят на меня с уважением, как на патриарха. Даже не с 1996 года, а, точнее, с 1995 — именно тогда я пришёл на ул. Пирогова у нас в Питере и прошёл собеседование в «GLOBAL FOREX». Это была гонконгская компания (замечу, что тогда Гонконг был ещё британский).

Я попал в третий или четвёртый набор. Он же оказался и последним. Если собеседование проводили китайцы на английском, то занятия уже вели выпускники первого или второго выпусков на русском языке. Сами трейдеры сидели в большом зале за длинными столами по шесть-восемь человек. На конце каждого такого стола стояло по одному монитору, и на этом мониторе отображались котировки и новости, и шесть-восемь человек пялились в этот монитор. Для технического анализа было всего два компьютера, и к этим компьютерам всегда была очередь. На них были установлены программы теханализа Dow Jonеs. Обучение продолжалось месяц; как все знают, это обычный срок, чтобы подготовить трейдера. На первом же занятии нам велели купить листы миллиметровки, а также вручили списки дневных данных (открытие, закрытие, high, low) за последние девять месяцев по четырём валютам: марке, фунту, свису и йене, и дали задание: на листах миллиметровки построить дневные графики этих валют. Мы так и сделали. Потом мы продолжали эти графики и изучали на них тех. анализ: чертили треугольники, вымпелы, волны, тренды, каналы. Эти графики долго были со мной, я их подклеивал, так как листы заканчивались. Иногда нужно было подклеивать снизу или сверху, поскольку привычные уровни уходили в прошлое и обычной ширины листов уже не хватало. Я вешал эти графики в дилинговых залах, где работал; каждый из этих графиков занимал несколько метров, и уже проблемой было найти для них столько места. Но возле них всегда собирались группы трейдеров, которые прикладывали свои линейки и пытались делать свой анализ. Право чертить, конечно, было только у меня. Но у меня была и самая удобная линейка — штурманская прозрачная параллельная линейка из плексигласа для прокладки курса на навигационных картах… но это только лирическое отступление, просто приятно вспомнить… Вы поняли — обучали нас хорошо. У меня потом был один год работы на NYSE (он останется за рамками этого рассказа), и наши наставники американцы говорили, что лучшие трейдеры в мире это китайцы, им не нужно читать ленту, не нужна open book специалиста, не нужны индикаторы, не нужны новости — они торгуют только по графику. Всё так и есть. Нас так учили, хотя не забывали и фундамент, и прочие хитрости.

Я, конечно, многое помню за эти двенадцать лет. Помню, как летала немецкая марка на новости, что Борис Ельцин умер. Это было перед операцией коронарного шунтирования. У немецкой экономики на тот момент были самые большие вложения в Россию, и поэтому марка реагировала на подобные новости наиболее болезненно. Помню скандал с Биллом Клинтоном и Моникой Левински и угрозу импичмента президента-саксофониста. Тогда мы со смехом читали такую ленту: «Доллар падает быстрее, чем штаны с президента».

Чтобы открыть счёт в «GLOBAL FOREX», необходимо было принести 15000 американских долларов — и это в 1996 году!!! Деньги я нашёл у товарища — владельца одного из изданий. Но в «GLOBAL FOREX» я так их и не донёс. Туда зачастили налоговые инспекторы, и в конце концов эту контору закрыли. Я так и не знаю, почему, но деньги многих пропали. Потом ходоки ездили в Москву, там был головной офис, но, кажется, с пустым результатом. Тогда деньги исчезали по всей стране, и Форекс тут не при чём. А денежки своего товарища я принёс в «Российский Кредит» и именно там в феврале 1996 года началась моя карьера трейдера. Может, кому-то не хочется читать до конца, поэтому сразу скажу: удачной её не назовёшь.

В дилинге «Российского Кредита» практически все трейдеры были из «GLOBAL FOREX» или проходили там обучение. Запомнил Мишу, он сидел в долларе против йены и уже имел шесть фигур плюса, но не закрывал позицию, а держал. Не знаю, был ли у него стоп-лосс или он его потом снял, но йена стала дорожать, а он всё не закрывался. И вот у него уже не плюс, а минус, и он всё ещё держит эту позицию. Когда он выходил из зала покурить, все обсуждали его дела: типа, какой он дурак, жадность фраера погубит. Нужно было давно закрыться. И так далее. Йена всё дорожала, а Миша всё чернел и чернел лицом. При этом никто особенно не сочувствовал и не жалел. В конце концов, Миша вылетел с рынка и пропал из зала, и больше не появлялся, деньги были не его. Я тогда думал: «Ну, я-то умный, я не такой. Я всегда буду ставить стоп-лосс, никогда не буду его снимать».

Я забыл эти обещания ещё до того, как Миша ушёл из дилинга. Никто в дилинге особенно и не работал, открывались очень мало, все были какие-то неуверенные и нерешительные. Я открылся в первый же день, особенно не раздумывая, никогда не мог сидеть, ничего не делая. Первый мой профит был около 200 долларов. Потом я стал брать фигурами. Недели через две наступила эйфория: «Какой я крутой трейдер, а все дураки нерешительные!» Ещё через два дня я имел две фигуры лосса и снятый стоп-лосс. Я никак не мог смириться с этим, с моей ошибкой, и не хотел брать плавающий лосс, а депозит всё убывал. И что вы думаете? Правильно, я стал добавлять убыточную позицию. Убытки мои росли. Сейчас я даже не помню, в какой валюте я сидел. Месяца ещё не прошло, а я уже стоял на пороге позора. Я ведь так красиво убеждал своего друга, что это не казино, что все ошибаются, что главное в этой работе — это психологическая устойчивость, ответственность перед партнёрами, и нужно только ставить стоп-лосс и тэйк-профит…

В тот раз я всё же вылез. Мне не хватило всего лишь пунктов 10-15, чтобы получить маржин-колл на депозите 15 тонн баксов. Рынок развернулся и пошёл в мою сторону, через две или три фигуры я вернул все деньги, на тот момент я был открыт тысяч на семьсот. Было около 13 часов дня, и я пошёл домой. Как легко было на душе, всё ликовало. Был замечательный мартовский день: солнце и капель.

До июня я успел заработать около 7-8 тысяч для своих клиентов, в июне 1996 я получил маржин-колл. Настал момент звонить своему товарищу и сказать, что его денег нет. Что я всё проиграл. Описать мои чувства, как стыд и позор — это значит ничего не сказать. Уже потом, когда я смотрел художественный фильм, снятый по воспоминаниям Ника Лиссона — трейдера, который разорил старейший английский банк «Бэррингс», я нашёл что-то похожее, когда он описывает свои чувства. Он приезжает из Сингапура в Лондон, где его должны чествовать, как выдающегося работника, но он-то знает, что он прохвост. И там идёт такой монолог, когда он говорит сам с собой, что одно дело — это врать из Сингапура, а другое дело — врать в глаза людям, которые смотрят на него, как на победителя, и ждут его доклада. Он так и не смог выйти на трибуну, он в это время пил в баре.

Я не врал своему товарищу, и мне не пришлось напиваться для того, чтобы сделать признание, но мне потребовалось прилично мужества, чтобы сделать этот звонок. Мой товарищ не был бандитом, он вполне интеллигентный и приличный человек Он даже дал мне следующие пять тысяч долларов, чтобы я смог отыграться. Как закончилось во второй раз, вы, наверно, тоже догадываетесь. Как и в первый. Тогда я ушёл с Форекса, но через какое-то время вернулся, но уже со своими деньгами, небольшими — чуть больше двух тысяч долларов, но скоро и их слил. Потом наступил 1998 год и дефолт, «Российский кредит» обанкротился. Форекс как рынок на какое-то время исчез.

Самое трудное после Форекса — это возвращаться к обычной жизни. Отвыкаешь от всего. От графика работы, от подчинения, от рутины, хотя нет ничего рутиннее биржевой игры. Я ушёл на Форекс из довольно большой компании, с должности менеджера среднего звена. Вернуться менеджером уже не получилось. Сначала просто тянул время, проедал последние деньги, всё во мне бунтовало против возврата к обычной жизни. А когда попробовал устроиться, то понял, что я никому не нужен. Бизнес уже ушёл вперёд, пока я сидел перед монитором и считал фигуры. Но как жить? Я пошёл работать грузчиком.

Мама родная, через что пришлось пройти, чтобы привыкнуть к этому! Сидишь в грязной раздевалке, в грязной робе, среди курящих напарников, дремлешь, открываешь глаза и не можешь поверить, что это ты. Я, между прочим, закончил Ленинградский (сейчас он уже Петербургский) университет, тот самый, который закончил наш президент, хотя я за него и не голосую.

Через какое-то время меня нашёл Иван, до дефолта 1998 он работал старшим дилером в «Российском Кредите», и вот он снова организовал дилинговый отдел в другом банке. К нему пришли крупные клиенты и попросили порекомендовать хорошего трейдера. Это был уже 2000 год. Иван порекомендовал меня. Я встретился с ними, они дали 20 тысяч долларов для начала. Через два месяца у них на счёте было уже 54 тысячи, я чувствовал себя на своём месте, хотя в глубине души было какое-то беспокойство, память о прошлом крахе. Мои клиенты не снимали деньги!!! Они накапливали депозит. Мне очень хотелось, чтобы они сняли ту часть, которую я успел заработать, мне так было бы легче и свободнее. Но они начали вести разговоры, что нужно положить тысяч сто и порекомендовать меня их знакомым, чтобы я мог работать более крупно. На третий месяц я слил весь профит до начального размера, на четвёртый месяц денег уже не было. Опять позор признания. Они тоже дали пять тысяч, как и мой товарищ, чтобы я смог исправить дела. Через две недели они мне сказали: «Тиребе, займись чем-нибудь другим». Я радовался только одному: что они никому не успели меня порекомендовать и что не добавили депозит до ста тысяч. Возвращение к мешкам, бочкам, тюкам было уже привычным, всё было таким родным и знакомым.

Но человеку очень трудно смириться с бедностью, он всё время ищет пути, чтобы уйти от неё. Таким путём мне продолжал казаться Форекс, меня продолжало тянуть назад, и хотелось вернуться; все мои провалы продолжали казаться случайностями. Я работал грузчиком и копил на очередной депозит. Как хорошо, что появился мини-форекс! Накопить несколько тонн баксов, работая грузчиком, чтобы вернуться на классический Форекс, — это было нереально. Я таки смог вернуться на Форекс, Форексом для меня стал FOREX CLUB. Я подписал договор с ХлебоБанком в июле 2003 года, принёс долларов триста и начал торговать в дилинговом зале. Через некоторое время благополучно с ними расстался. Я понял, что я больше не хочу работать через дилинговый зал, сидеть в окружении трейдеров, слушать эту вечную болтовню, их мнения и прочая. Моей целью стала покупка компьютера, у меня до сих пор не был своего ПК! Накопить на компьютер стало моей целью, я шёл к ней упорно. Наконец в 2006 году я покупаю ПК. Наверно, кому-то очень смешно, — что же, у богатых свои привычки. Но я работал грузчиком, получал тысяч 8-10, а в то время ПК — это было тысяч 20. Так что это потребовало времени и самоограничения. Потом я положил около 250 долларов, которых не стало меньше чем через месяц.

Класть каждый месяц по несколько сот баксов — это не для моего бюджета. Я подумал: какая разница, сколько долларов у тебя на депозите? Никакой, поверьте мне. Кто-нибудь пробовал подсчитать, сколько может человек заработать, если положит 10 долларов и каждый месяц будет удваивать свой депозит? К концу года у него будет 40 тысяч долларов. А сколько у него будет ещё через год? Подсчитайте, не поленитесь.

У меня бывали периоды, которыми я мог гордиться. Вот один из таких: в августе 2006 я перечислил очередные 50 долларов, именно с такой суммы я теперь начинал свою очередную попытку. 20 августа у меня на депо уже было 742 доллара, то есть я увеличил свой депозит в 15(!!!) раз за двадцать дней. К первому сентября эта сумма превратилась в 153 доллара, но к 19 октября я её увеличил до 932 долларов. Было чем гордиться. Но, в конце концов, их тоже не стало.

Сейчас я кладу на депо чуть больше двадцати долларов. Обычно меня хватает на месяц, я, как правило, утраиваю депозит за это время, а потом сливаю. Хотя бывает, что депозит исчезает за один-два дня, как сейчас, когда я пишу это эссе. Кто-то применит термин Александра Элдера и назовёт это алкоголизмом. Нет. Форекс меня не манит уже очень давно. Пожалуй, он даже вызывает у меня отвращение, мне не хочется на нём работать, мне не хочется возвращаться. Я не чувствую себя счастливым, возвращаясь на него снова и снова. Он же не даёт мне жить спокойно. Но для чего нужно было потратить 12 лет, чтобы от этого отказаться? Я давно мог сделать карьеру как успешный управляющий, более того — я был этим успешным управляющим до 1996 года. Вместо этого я работаю рабочим и просаживаю совсем не лишние для меня суммы на Форекс.

Дело в том, что я знаю, ЧТО Я МОГУ!!! Бывает, что понимаешь всё, что происходит, — не просто догадываешься, а знаешь, что произойдёт. Но говорят, что в каждом человеке заложена тяга к саморазрушению. Непонятно, почему открываешь позицию, если знаешь, что она неверна и даже думаешь по-другому, но всё равно открываешься? И почему не открываешься, когда точно знаешь, куда пойдёт курс? Для нас становится привычкой применять сослагательное наклонение: вот если бы я тут открылся, вот если бы здесь я закрылся, если то, если сё. Постоянно жалеем о своих провалах и об упущенных возможностях. Вы, наверно, не раз слышали эти разговоры в дилингах, что это всё черти мутят, чтобы нас прикончить, что не может Господь спокойно терпеть это чертову работу.

Или в самом деле необходимо принять, что все мы неудачники, как пишет Элдер, чтобы торговать осторожно? Но это-то и есть самое трудное. Ощущаешь тщету всего этого. Суету только ради денег. Ничего не создаёшь, ничего не организуешь, живёшь пустым беспокойством. Не можешь отойти от компьютера. Выходной день потерян, если он выпадает на торговый день. Так почему же мы все, один раз вкусив Форекс, не можем его бросить? Форекс — это обещание Эльдорадо. Оно где-то есть, ты это знаешь, ты не раз был в шаге от него, даже видел в дымке миража — и поэтому тратишь деньги на экспедиции и ищешь, и ищешь. За эти 12 лет я возвращался на Форекс более 20 раз и не уверен, что стоит с него уходить. Я не транжирю много, эти деньги не лишние, но они не сделают меня богаче, я их всё равно потрачу, так почему не использовать их ещё раз как очередной шанс? Но если я могу увеличить депозит за месяц в 3-5 раз, то почему не попытаться увеличивать его каждый месяц всего лишь в два раза или всего в полтора раза, — но делать это постоянно, годами, не проигрывая. Хотя, конечно, это разные вещи. Одно дело увеличить 20 долларов до 40, и совсем другое дело увеличить 20 тысяч вдвое. Мешает нетерпение, мешает жадность. Стремишься достичь недостижимых целей.

Как я работаю, какие инструменты для анализа использую? Самые традиционные. Их немного. Гистограмма MACD, RSI и Стохастик. Конечно, линии трендов и каналы, и уровни Фибоначчи. На самом деле не важно, какие инструменты использует трейдер. Потому что мы проигрываем не из-за инструментов, мы проигрываем из-за себя и все это отлично знаем. Мы видим всё, что нужно, чтобы закрыться, когда нужно, и знаем, когда не нужно торговать, — но ведём себя как тупые бараны или жадные свиньи. Самое трудное — это отказаться от бесшабашного поведения, когда нас нечистый под руку толкает. Не участвую в форумах, это только мешает. Черчилль сказал: «Одинокое дерево вырастает крепким». Форекс это голый индивидуализм и ничего больше. Чем меньше слушаешь чужие мнения, тем лучше результат. Совет трейдера из Сити Банка не будет профессиональнее наших решений. Самое сложное это не решение, самое сложное следовать своим решениям. Форекс это контроль своих желаний и покорение своих демонов.

Так что же такое «Жизнь в стиле Форекс»? Полёты на тропические острова в отпуск, спортивные тачки? Для кого-то — да. Это, как правило, трейдеры банков и инвестиционных компаний. Они оперируют многомиллионными счетами и имеют такие же заработки. На наш взгляд, они зарабатывают на халяву, делают несколько десятков процентов в год и уже надувают щёки. Но им только кажется, что это они торгуют. На самом деле за них торгует риск-менеджмент. Дневные лимиты потерь, лимиты на одну открытую позицию и так далее. Никогда не задумывались, почему разработаны эти правила? И не просто разработаны, их жёстко претворяют в жизнь. Сидит менеджер или шеф-дилер, — должности могут называться как угодно — и у него на мониторе фамилии трейдеров, и напротив каждой фамилии зелёный или красный цвет сальдирует суммы всех их позиций. Почему их контролируют? Да потому, что человек, как трейдер, не может собой владеть!!! Поэтому их контролируют, только так они обязаны своему успеху и финансовому положению, видел, поэтому знаю. Не буду их сильно поливать. Они, конечно, многое умеют и многое знают, но если они уходят из своих компаний в самостоятельный трейдинг, то очень быстро узнают другой вариант жизни в стиле Форекс — это когда вскакиваешь среди ночи и включаешь компьютер, постоянно ходишь пополнять свой депо, скрываешь свои неудачи от друзей и родственников, и если не найдёшь какую-нибудь простую работу, то очень скоро вообще оказываешься без денег. Так какой вариант верен? Я думаю, оба верны, и вы со мною согласитесь.

Чего больше я написал о Форексе — хорошего или плохого? И кто-то спросит: «Ну, раз ты был такой успешный менеджер, то почему ты ушел на Форекс?» И будет прав. Так почему я ушёл на Форекс? Время рассказать. Да, я был относительно успешен, если можно так сказать о тех шарлатанских девяностых. Я был сыт по горло своими шефами, своими учредителями. Я постоянно спорил с ними, что так нельзя и так нельзя, и потом жизнь подтверждала мою правоту. Меня тошнило от такого бизнеса. Мы занимались поглощениями. Тоже инвестиционная работа, только эти люди не знали, что делать с теми компаниями, которые приобретали. Я не знаю, как сейчас. Возможно, сейчас всё намного цивилизованнее и профессиональнее, хотя сейчас я рабочий и вижу всё снизу, и не мне судить. Возможно, мне не попались грамотные шефы в своё время. Но настал момент, когда я уже не мог терпеть это всеобщее шарлатанство. Я захотел зависеть только от себя и поэтому я ушёл на Форекс. Да, я и мы все здесь допускаем много ошибок. Порой мы делаем нашу жизнь несчастной, но это наши ошибки и ничьи больше. Нам некого винить в этих ошибках, кроме самих себя. Мы знаем, что если мы будем поступать так-то и так-то, то всё будет хорошо, даже тогда, когда мы ошибаемся. Здесь всё в наших руках, хотя и это тоже иллюзия. Мне очень нравится одно высказывание Эйнштейна: «Только тот, кто принимает абсурдные решения, способен достичь невозможного».

Жизнь в стиле FOREX CLUB — это когда ты хозяин своей судьбы и всё зависит только от тебя, и именно на Форексе это самое трудное, и мы пытаемся достичь невозможного, однажды приняв абсурдное решение — придя сюда работать. И никто потом не сможет сказать нам, что нельзя честно разбогатеть. Доказательства будут в нашем стэйтменте.

Удачи, Вам, Господа!

источник ForexClub

Вам понравился данный пост? Жмите кнопки "Мне нравится" и "Твитнуть"!


Есть информация, которой мы не делимся на сайте. Она доступна лишь нашим читателям

Введите Ваше имя и основной E-mail в форму ниже и получите мгновенный доступ к нашим закрытым знаниям и книге "Инвестиционный бизнес с нуля"





























Ваше имя: * Ваш e-mail: *

Мы против спама! Оставляя свои контактные данные, Вы можете быть уверены, что они не будут переданы 3-м лицам

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий